Ноябрь 21 2018, Среда
Главная / Новости энергетики / «Зелёные» трудности энергетики Индии

«Зелёные» трудности энергетики Индии

Многие поставщики углеводородов связывают возможный рост спроса на свою продукцию с растущими энергетическими потребностями таких стран, как Индия. Между тем сами индийцы стремятся перевести свою энергетику, индустрию и транспорт на «зелёные» рельсы, рассчитывая снизить зависимость экономики от ископаемого топлива. Однако это стремление упирается в серьёзные препятствия: индийские банки не торопятся кредитовать сектор ВИЭ, охотнее давая деньги на проекты угольных ТЭЦ, а иностранные игроки не спешат с локализацией производства ВИЭ-компонентов в Индии.

Согласно общепринятой точке зрения, Индия, подобно Китаю, стремительно развивает свою индустрию, базируясь главным образом на угольной энергетике. Также большинство экспертов сходятся во мнении, что Индия будет следующим крупнейшим производителем и потребителем угля в мире, после того как Китай сойдёт с этого пьедестала. Китай уже стремится снизить долю традиционной генерации, и теперь всё внимание переключилось на Индию. Причины следовать за КНР у Индии весьма серьёзные: это и улучшение экологической ситуации в городах, задыхающихся от смога, и снижение зависимости от экспорта углеводородов, и общее повышение энергетической безопасности. Не последнюю роль играет стремление построить индустрию будущего, основанную на чистой энергии и способную сделать индийские товары более конкурентоспособными на внешних рынках.

Индия приняла амбициозный план: к 2022 году построить в общей сложности 175 ГВт «зелёных» мощностей, 100 из которых придётся на солнечную, а 60 ГВт – на ветровую энергию. Но насколько этот план осуществим и есть ли свидетельства того, что страна находится на пути к его выполнению?

Уголь в Индии по-прежнему «всему голова»

Индия построила мощную энергосистему, основанную на угольной энергии. К примеру, такие индустриальные гиганты, как Adani, почти полностью сфокусированы на строительстве угольных электростанций и сопутствующей инфраструктуры. Но в последние годы в экономике страны произошёл заметный сдвиг в сторону солнечной и ветровой энергетики. В то же время если в Китае и Германии совокупная доля возобновляемой энергии растёт, в Индии она падает – главным образом из-за снижения объёма гидрогенерации.

На графике внизу показан рост ветровой и солнечной генерации (Renewable Energy sources (REs):

Индия снизила зависимость энергосистемы от ископаемого топлива примерно до 60%, при этом солнце и ветер дают стране более 17% энергии. В течение 2016–2017 годов в абсолютных цифрах мощность традиционной генерации в Индии выросла на 10 ГВт, в то время как солнце и ветер вместе прибавили 11,4 ГВт. Из 24 ГВт мощностей, построенных в прошлом и в этом году, на тепловую энергию пришлось 42%, а 55% – на ветер, солнце и воду (оставшиеся 3% приходится на атомную и другие виды генерации).

Основные тренды в электрогенерации показаны во второй таблице:

К началу 2017 года совокупный ежегодный объём производимой в Индии электроэнергии составил 1 236 ТВт/ч – примерно вдвое больше, чем 10 лет назад. Показатель выводит Индию в высшую лигу энергетических держав. Известно также, что в 2017 году уголь дал стране 944,9 ТВт/ч электроэнергии (или 76%), а тепловые источники вместе – 993,9 ТВт/ч (или 80%), в то время как на ВИЭ приходится лишь 81,9 ТВт/ч (6%). Таким образом, Индия по-прежнему базируется на традиционной энергии, хоть всеми силами и стремится к «озеленению» своей энергосистемы.

Кредит доверия

Интерес к бурно растущей возобновляемой энергетике Индии уже проявили промышленные гиганты и международные финансовые институты. В середине 2015 года лидеры индийской Bharti Enterprises, тайваньской Foxconn и японского Softbank анонсировали намерение построить в стране 20 ГВт солнечных мощностей, инвестировав в проект 20 млрд долларов. Глава Softbank Масаёши Сан уже приступил к выполнению своего обещания, вложив деньги в строительство солнечной фермы на 350 МВт.

В 2016 году Всемирный банк заявил о предоставлении Индии кредитов общим объёмом свыше 1 млрд долларов на строительство 100 ГВт солнечных мощностей к 2022 году. Это самое большое вложение банка в подобные проекты. В то же время индийские банки продолжают охотнее кредитовать угольную отрасль. Только в 2017 году в этот сектор было вложено не менее 1,8 млрд долларов. В числе кредиторов угольных проектов – Корпорация по электрификации сельских районов (Rural Electrification Corporation – REC) и Энергетическая финансовая корпорация (Power Finance Corporation – PFC).

Импортное солнце

Из всех солнечных панелей, установленных в этом году в Индии (общая мощность – 4 ГВт), лишь около 30% было выпущено внутри страны. Остальные – импортированы, главным образом из Китая, где производство фотоэлементов обходится на 10–20% дешевле. Индийские производители компонентов для СЭС испытывают сильнейшее давление со стороны китайских конкурентов, что негативно сказывается на инвестиционной привлекательности отрасли в целом. Вся местная «солнечная» индустрия, начиная от производства кремния и заканчивая сборкой готовых панелей, остро нуждается в инвестициях.

В то же время с производством ветровых турбин дела обстоят значительно лучше. Индийская компания Suzlon, хоть и выпавшая из первой десятки лидеров отрасли из-за финансовых трудностей, по-прежнему остаётся одним из крупнейших производителей турбин в мире. Suzlon – наиболее вертикально интегрированная из глобальных компаний в этой сфере. Ей принадлежат производственный хаб в Индии и фабрика в Китае, которой Suzlon владеет на пару с местной JV. Suzlon не просто производит турбины, но и строит ветровые электростанции – к примеру, ветропарк Жайсалмер в штате Раджастан мощностью 1 ГВт.

Водонагреватели на солнечной энергии, биогазовые установки, генерирующие системы на солнечной энергии и ветрогенераторы облагаются в Индии налогом на товары и услуги (Goods and Services Tax – GST), но ставка при этом составляет лишь 5%. В то же время обширная номенклатура продукции, так или иначе связанной с ВИЭ, включая диоды, транзисторы, устройства на полупроводниках, фотоэлектрические элементы, пьезоэлектрические кристаллы, по-прежнему облагается налогом в 18%, что безусловно тормозит развитие отрасли.

Ориентируясь на Китай, Индия выстраивает политику стимулирования внутреннего производства компонентов для ВИЭ, используя протекционистские инструменты, в том числе так называемые Требования местного компонента (Local Content Requirements – LCRs). Такие меры эффективны в создании новых отраслей промышленности и были широко использованы Китаем, однако многие промышленно развитые страны стремятся сдерживать их применение развивающимися государствами.

Так, индийская программа Национальная солнечная миссия (National Solar Mission), основанная на принципах LCR, с 2013 года подвергается атакам США по линии Всемирной торговой организации (ВТО). Индия отстаивала своё право на локализацию производства компонентов для ВИЭ, тем более что это необходимо для выполнения международных обязательств по климату. Однако в середине прошлого года индийские представители в ВТО получили отрицательное заключение по своему кейсу, а также уведомление о том, что страна должна привести свою торговую политику в соответствие стандартам Организации. Под страхом быть исключённой из ВТО Индия была вынуждена смиренно принять это решение, и в октябре 2017 года проинформировала чиновников Организации и американских представителей, что в срок до 14 декабря «приведёт» свою торговую политику к «международным стандартам». Это оказывает негативное влияние на «озеленение» индийской энергетики, но руководство страны пока готово пересматривать лишь стратегию, но не конечные цели энергетической политики.

Источник: https://www.globalgreenshift.org

Смотрите также:

Газпром добыча шельф Южно-Сахалинск. Сертификат управления рисками

Южно-Сахалинск, 21 ноя — ИА Neftegaz.RU. Сертификат управления рисками был получен начальником инженерно-технического центра О. Чиглинцевым по итогам успешного …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *